объятья

накануне 9 мая

«О чем вы думаете», с настойчивостью попугая спрашивает ФБ, как будто его ботам и правда есть дело до того, кто о чем думает. А думаю я об этом странном завтрашнем дне, который, несмотря на обещанный салют, пафосные телепередачи и народные гулянья вовсе почему-то не ощущается праздником. Что-то крепко поломалось в нашем королевстве.
Все это время затянувшегося повсеместного коллапса действительно многое подняло на поверхность, обострило чувствительность к фальши и заставило думать.
И я думаю – о своих бабушках. И о военном времени, выпавшем на их молодость – на самые звонкие годы, когда ты в полном расцвете женской силы и твое сердце жаждет любви и счастья. О том, каково им было эти четыре года, и потом. Нет, не о том, как одной из них было выбираться больше месяца в первые дни войны из еще доблокадного Ленинграда с двухнедельной дочкой на руках, или другой – успевшей в эвакуацию из Москвы, с тремя малолетками на руках, старшему из которых не было еще и четырех, а младшей – полугода, четыре месяца в товарняках под бомбежками. Им еще очень повезло, они оказались в тылу, и обе так и не вернулись в родные города – и в этом тоже счастливое переплетение судеб, позволившее моим родителям встретиться.
И странная штука, я только уже взрослая, когда и они и деды ушли, поняла, что никто из них никогда о войне не говорил. Ни разу. Все отрывочное, что я знаю – я узнала вскользь, урывками. Мне никогда и в голову не приходило их расспросить…
Мое поколение о войне знает – все детство было множество книг, фильмов, песен. Я помню, как к нам, октябрятам, перед праздником приглашали какого-нибудь дядьку, который рассказывал, как он воевал. Я плохо помню эти выступления, мне трудно сейчас судить, что и почему говорили эти люди, и простит мне бог мои сомнения, воевали ли они. Но во всем этом было много пафоса и торжественности. И мы тоже искренне и вдохновленно читали стихи на пионерских праздничных утренниках, пели песни военных лет, и это как-то сильно цепляло.
Но вот опять же, из странного – мой дядька, племянник моей бабушки, в семнадцать лет убежавший на фронт, подделав документы, и горевший почти что в первом своем бою в танке, вернувшийся с войны без ног – тоже ни разу не обмолвился. Я помню его жизнерадостным, гоняющим по волге на моторке, рыбачащим, поющим… Я подглядывала за снятым протезом, холодея от ужаса и любопытства, но про танк тоже никогда не спросила.
О силе травмы судят по степени умолчания о ней. Теперь я это хорошо знаю. И странно было узнавать о войне из фильмов и книг, когда совсем рядом, в одном доме с тобой живут люди, которые через нее прошли. Как будто это две разных жизни – там и здесь, и они не пересекаются в одном пространстве, хотя отголоски чужой боли и ужаса где-то живут в глубине тебя, вырываясь иногда смутными снами и внезапными слезами на чужой текст, мелодию, слова.
Мое поколение знает о войне из книг, наши дети знают о ней совсем мало – они читали уже другие книги, наши внуки не знают о ней вообще ничего. Это жизнь, и она сильнее войны. Я рассматриваю старые фотографии – довоенные и послевоенные. В войну было не до фоток особо, да и нечем. Молодые, красивые, очень живые лица. Там, на этих фотографиях все очень-очень про жизнь. Что им давало силы? Как им жилось через это все – каждый день? Чему они радовались, кого любили? Что праздновали?
Для них день победы и правда был большим праздником. Святым. Они выстрадали его, оплатили потерями, разрушенными жизнями и мечтами, всей той болью, которую пережили.
Я прикинула, тем, кому было к концу войны 16 – сейчас уже за 90. Практически все ушли. Дети войны тоже уходят, их совсем-совсем немного осталось. С ними уходит и пережитое. Почти нету больше свидетелей – и те, кто еще живы вряд ли могут уже свидетельствовать. А боль – осталась. И даже внуки - правнуки, ничего не ведающие о прошедшей войне будут иногда в глубине себя чувствовать эти фантомный боли.
Кончилось время пафоса. И очень злит, когда то, что было чьим-то немыслимым опытом превращается по чьей-то прихоти в фарс, фальшивый ритуал, перфоманс. Когда, например, из искреннего порыва сохранить память о своих павших – я сейчас про Бессмертный полк – делают формальное шоу: мне уже три рассылки пронырливый сбер прислал, настаивая скорее прислать фотографии воевавших, они их будут демонстрировать онлайн. Шустрые такие и инициативные. Как-то мне очень это пахнет предательством. И фальшивкой.
Я не хочу оценивать происходящее, второй год уже, связанное с праздником. Каждый решает сам и только совесть ему судья. Только кажется мне, что нынче совсем не случайно на эти дни выпала Радоница. Она не для того, чтобы примазываться к чужой победе. Она для того, чтобы поминать.
объятья

Взрослые и дети

Только что прошедший генерный праздник (между прочим, праздник солидарности трудящихся женщин), благополучно проведенный на работе навел не невеселые размышления. В том числе и связанные с возросшим числом обращений по семейным проблемам. Да, наряду с повышением уровня тревожности, психосоматики, панических состояний, обострения травм, в том числе и трансгенерационных, длящаяся эпидемия и карантин подняла и обострила проблемы семейные, супружеские, детско-родительские.
Никогда, наверное, в истории человечества, как начиная с 90-х (я сейчас о России, за весь мир говорить не возьмусь) столько внимания не уделялось детям. Хотя, безусловно, и жизнь - и устройство семьи сильно изменились. Вроде бы это здорово - все начитались про надежную привязанность, стало излюбленным местом предъявлять претензии родителям, научно-технический прогресс сильно облегчил жизнь женщин в области обслуживающего труда и много чего еще. Только откуда столько усталости и раздражения у матерей, отчего дети, выросшие в заботе остаются инфантильными и зависимыми до сорока лет, почему претензии к родителям только множатся?
И дело не только в разрушенной в начале прошлого века структуре и функциональности расширенной семьи.
Мало того, что социальные льготы и длительный декрет (несомненное социальное благо во имя благополучия младенца) превратили жизнь множества молодых женщин в день сурка. Никогда настолько катастрофически много - как в последнее двадцатилетие - детей не караулили.
Дети сами ходили в школу. Независимо от ее отдаленности от дома. И - о, ужас! - сами же из нее возвращались. Вот прямо с первого класса, ну разве что первые пару недель провожали и встречали, пока дорогу не запомнит. А то и пары дней хватало.
Уроки дети тоже делали сами. За качество усвоенного в основном отвечал учитель, ему и в голову не приходило задавать домашку родителям. Хотя, конечно же, некоторые ответственные родители детскую домашку проверяли, но оринтируясь в основном на дневник, а не вникая в тонкости методики преподавания и различия в развивающих программах.
Гуляли дети тоже сами, даже в неогороженном дворе. Впрочем, огороженный двор был экзотикой. Лет примерно с 3-4. Проводя, кстати, большую часть дня в любое время года на свежем воздухе. Что несомненно очень полезно для детского здоровья, развития и накопления социального опыта.
В кружки и спортивные секции, как ни странно, дети тоже ходили сами. Иногда в совершенно другой район города. И возвращались оттуда сами - иногда даже поздно вечером, в сумерках.
Некоторые странные дети вполне могли себя накормить - ну, уж если не приготовить себе еду, то хотя бы разогреть. Нет, не в микроволновке, а на газовой плите.
Можно еще перечислять, списком.
И было такое не так уж и давно - всего пару десятилетий назад.
За последнее время мир поменялся существенно. Нас постигла не только техническая и информационные технологии, очень выросла ценность детско-родительского контакта и заботы о подрастающем поколении. Большинство здравомыслящих людей эту ценность присвоили. Вот только сделало ли это все КАЧЕСТВЕННО лучшим эти самые детско-родительские отношения, улучшило ли контакт с детьми и всеобщий комфорт? Стали ли родители лучше знать своих детей, сблизились ли?
Подсчитайте, если вы родитель, сколько бессмысленного времени вы проводите на детской площадке, карауля уже вполне подрощенного потомка? Или в дороге, развозя детоньку по многочисленным развивалкам, в школу и из школы, а еще и часто ожидая там во время занятий. А если детей несколько? А если еще хочется работать, заниматься творчеством, читать книжку?
Скорее всего, вместо близости и интереса к жизни ребенка в этом месте копится раздражение и усталость от "украденных" часов собственной жизни, и легко догадаться на чью голову они рискуют вылиться.
И очень понятно, что в карантинное время находиться всем вместе на одной территории в замкнутом пространстве для многих было непереносимо.
Грустная история.
У меня нет от нее рецептов, увы.
Я знаю, что прямо сейчас ничего невозможно повернуть назад.
Хотя, наверное, есть что-то важное, что кризис обострил эту ситуацию и, как минимум, многих столкнул с собственными чувствами, да так, что не замечать их стало невозможно.
А признание собственных чувств - это всегда хорошо, хотя и не всегда приятно. Потому что в их ворохе внезапно можно обнаружить и любовь.

             
объятья

гений и психическое здоровье

Я размышляю о природе одаренности и возможной связи гениальности с психическим здоровьем человека. Жизнь показывала мне примеры странных особенностей людей, отмеченных даром таланта. Читаю сейчас книгу жены Ландау " Академик Ландау. Как мы жили". Честно говоря, я несколько раз принималась ее читать, но всегда пересиливало отвращение, и только теперь победило таки профессиональное любопытство и интерес разобраться, как оно все это в природе устроено. Я люблю жанр мемуаров, хотя и отдаю себе отчет, что любые воспоминания это очень-очень субъективный взгляд пишущего человека, через призму собственных защит и проекций и искажений восприятия временем. Видимо, работает моя профдеформация с тягой подглядывать чужие жизни. Есть разница в дневниковых записях самого человека, и описанием его жизни тем, кто был рядом. Каково это, жить рядом с гением, в тени его таланта, особенностей и харизмы? И как люди оказываются притянуты в эти отношения, оставаясь там на долгие годы? Любопытно всегда звучат интерпретации близких личности гения, объяснения его поступков и картины мира.
Книга отвратная, и с литературной точки зрения написана плохо, но вот как материал для исследования - и правда очень любопытная.
Вот как это устроено, и насколько сам факт гениальности (не просто одаренности или высокого интеллекта) является психическим отклонением? И как различить, получает ли гений свои странности в одном флаконе с талантом, или они складываются уже в процессе жизни под воздействием этого самого таланта? Что талант отнимает у человека, и каково ему самому с этим даром.
Иной раз мне кажется, что эта почти всегда выраженная деформация гениев - заразна для окружающих, и да - она притягивает, она возбуждает и почти всегда культивируется. И это тоже очень интересная динамика - как оно различается "что положено Юпитеру" и что осуждаемо и неприемлемо для простых смертных.
И чего больше при соприкосновении с чьей-то гениальностью - ужаса, восхищения или желания быть причастным?
Да, я в курсе про скандальный артпроект "Дау", который начинался как попытка снять фильм о физике, а вылился в годы киноэкспериментов про эпоху. Весной 2019 года я как раз была в Париже, но увы - не удалось, уже все закончилось, да и как я поняла и там было малодоступно. И до их пор малодоступно - несмотря на наш век тотального интернета, куда стекается все. Попробую добыть то, что возможно. Мне в какой-то мере известен мир науки изнутри, хотя конечно же очень многое скрыто. Тем интереснее понять взгляд художника и динамику работы над проектом.
А как вам этот извечный вопрос о "гении" и "злодействе"? И о влиянии отдельно взятой личности на целый пласт культуры?

на фотографии Л.Д.Ландау с женой

                                                 
объятья

о поколениях

Размышляю вот о быстротечности времени, о социальных сетях и переменах контекстов жизни. Сегодня во всех смыслах странный и удивительный день, так и хочется списать все на новолуние, китайский новый год и ретроградный меркурий - или на что там принято списывать всякие странности.
Во-первых, меня сегодня - даже и мечтать не могла при нынешних обстоятельствах! - впервые пустили в школу, да-да, за все оргаждения и пункты охраны. А все потому, что у девицы Анастасии праздник - посвящение в гимназисты. И все по-взрослому - с клятвами, благословением замдиректора, выступлением старшеклассников и концертом силами первоклашек. И впервые за год в святая святых разрешили родителям, правда по одному от семьи, полулегально. И вы удивитесь - в школе мне понравилась. Хотя, конечно, автоматически включилось сравнение "вот в наше время"...
А потом случилось забавное - заскучавший, видимо, от безлюдья, ЖЖ начал меня соблазнять ссылками на мои же старые тексты.
Мне было хорошо в ЖЖ, куда как комфортнее чем здесь и уж тем более в инстаграме, который я сегодня несколько часов по служебной надобности пыталась победить. Опять же невольно сравниваешь.
Чем был хорош Живой Журнал и что мы вообще ищем в сетях? На мой вкус соцсети появились и стали популярны, когда жизнь среднестатистического человека стала настолько приватной, что одиночество и разъединенность стали очевидны. А человек все же существо стадное, в одиночестве выжить не может. Ну, может, конечно, физически, но разве ж это жизнь?
Мое поколение, в силу понятных социальных обстоятельств взрослело в эмпатическом провале. Большинство наших родителей, дети войны, не могли потянуть - слишком травмированы были, слишком ранены, слишком не до их душевных переживаний было их взрослым, чтобы мочь контейнировать наше и откликаться. Чтобы чувствовать себя живым и существующим в этом мире нам всем нужен свидетель нашей жизни.
Живой журнал был таким свидетелем. Это наши "юношеские" дневники - независимо от возраста, уютные кухонные посиделки, где можно было вполне искренне о важном. Где ты сам, а не глупый искусственный интеллект, выбирал к кому ходить в гости и об кого размышлять самому. Там можно было видеть всех, или фильтровать по своему выбору "своих", с кем приятно и хочется разговаривать. Там рождались разные мысли и инсайты, рождались книги и статьи, там случались дружбы, переходящие в реал.
Мне жаль, но жизнь происходит по своему сценарию - и скорость меняется, как меняются цели и фокусы. Но свидетель нашей жизни - по прежнему важен и нужен. Только теперь другой алгоритм, фоточки мимолетом, пара слов на бегу, но пусть больше народу увидит, и все более деловито, и трудно затормозиться - у нового поколения другой ритм и другая жизнь, и "нас не догонят". И это не хорошо и не плохо - это просто по-другому.
Мне сегодня выкинуло с предложением "не хочу ли я повторить" мой пост шестилетней давности. Случайным выбором, ничего особенного - просто фотографии обычной прогулки по городу. Но я открыла комментарии. В них внезапно ностальгирует мой приятель юности, мой добрый друг, поэт, давно покинувший наш город, а нынче уже - увы - и наш мир. Мы вспоминаем нашу юность, общих друзей, и он ворчливо бросает " мы были другими. Сколько мы хотели, сколько знали, как любили." Я понимаю его тоску. По ушедшей юности, по несбывшемуся. Мы и правда были другими. Голодными - до знаний, до информации, до поиска истины или правды, до чувств. Все это приходилось добывать, поэтому мы много читали, ходили на подпольные кинопросмотры и спектакли, впечатлялись и пробовали жизнь на вкус, без подсказок, экспериментировали, иногда очень жестко, рисковали. Мы были самостоятельны и нахальны.
Но сравнивать - бессмысленно. Наши дети, а теперь уже и наши внуки - они не лучше и не хуже, они просто другие. Они тоже и живут, и любят, и экспериментируют, только контекст у них другой. Много ли мы о них знаем? А много ли по-настоящему о нас знали наши родители? Да и для детей наших мы - территория неизвестная. Кто из них подозревает за нашим занудством и ворчанием то биение жизни, которое в песни и стихи выливалось, в наши пьяные споры по кухням, в наши страсти, и то что живо еще в нас.
Жаль, прошлое возвращается только в снах. Но иногда мне кажется, что мы все те же, только дряхлые. Во всяком случае ума иной раз не больше, и глупости иной раз так же творим. И это прекрасно.
объятья

ЭкоПсиФест "Финские каникулы". МК Дерево жизни

В эти выходные прошел ЭкоПсифест "Финские каникулы"
• В этом году фестиваль проходил в третий раз и в первый раз в он–лайн формате.
• Для участия в фестивале зарегистрировались почти 300 участников.
• За 3 дня было проведено 29 мастер-классов, творческих мастерских и лекций.
• Творческая команда Мастеров состояла из 32 профессионалов из Англии, Белоруссии, Израиля, Кипра, России, Финляндии, Украины.
• Психологи, психотерапевты, сказкотерапевты, педагоги делились своими теоретическими знаниями и практическим опытом в познании, становлении и развитии Души человека, а также помощи ему на жизненном Пути.
Большая благодарность организатору и вдохновителю Ирине Суоми. Кстати, на ее канале Ютуба можно посмотреть записи всех МК.
И я там был, мед-пиво пил.

Запись моего МК можно посмотреть здесь:

https://www.youtube.com/watch?v=ioN67uhp2Eo&feature=share&fbclid=IwAR1rmo95NuCMNy0vvPEYFAhPxtMWZB-4IqFnExtUl3wpH1NGxGjbvn81Fv8
объятья

От тюрьмы и от сумы не зарекайся. О том, как переживается травма

От тюрьмы и от сумы не зарекайся.
Сергей Попов пишет о травме, о том как она устроена, как возникает, каковы ее последствия, как по-разному разворачивается переживание себя жертвой и переживание себя насильником.
Вот такое невеселое и опасное получилось "включенное наблюдение" : Сергей - талантливый врач, психиатр, психотерапевт, ученый, во время белорусских протестов вместе с коллегами оказался арестованным. Но врач и исследователь и в таких обстоятельствах остается врачом и исследователем.
Читая интервью Сергея и его профессиональные комментарии, я подумала о том, что все, что происходило и продолжает происходить в его стране и других странах, где были разной силы протесты - это, конечно, концентрат, но по сути - мы все, во всем мире попали в те же обстоятельства (даже если и кажется, что наш вариант - лайт). Мы все внезапно против своей воли стали "заключенными", пережили (и продолжаем переживать) насилие и неопределенность, приправленнные страхом и ужасом. Безусловно, тени бедствий 20 века поднялись и окружили нас всех. Не пережив до конца, не отгоревав как оно того требует, мы все в той или иной степени остаемся травмированными. И конца этому не видно. И это правда, даже если "дождемся рассвета" - просто так "перевернуь эту страницу" нельзя.

https://news.tut.by/society/715828.html?utm_source=facebook&utm_campaign=share&utm_medium=social&utm_content=smart&fbclid=IwAR2FdspJcomlsuoG0eeeK88ew1MaLgGOXVta4g16IIOANd1O7vYcSaC76FY
объятья

Рождественская уборка

Ну что, дорогие мои мастерицы, год неизбежно движется к концу, пора наводить порядок и готовиться к Рождеству, чистить пространство и все, что нуждается в чистке, делать обереги, встречать рождение нового Солнца, и по этому поводу пора делать традиционную Рождественскую уборку.
Для этого мы соберемся 18 декабря в 18 часов по московскому времени в Зуме и сделаем чудесную полезную штуку - Рождественский Веничек.
Будем расчищать и выметать отжившее, выбирать и сохранять ценное и закладывать себе в помощь ресурсное.
Записаться и узнать подробности про цены и материалы можно как всегда у Эльвира Син. тел. для связи +7 968 072-65-21 (мессенджеры на нем же).
Мест в группе традиционно ограниченное количество

                                                                       .
объятья

Мишка с куклой

Ну должны же в нашей серой жизни быть хотя бы маленькие праздники?
Спасибо Марина Макарова за наводку, я успела.
Выставка "Мишка с куклой" работала всего два дня. Выставка коммерческая, многие работы продавались, поэтому она не слишком афишировалась, да и работы на ней были разного уровня - от простеньких милых поделок и сувениров до настоящих произведений искусства.
Вот двум вещам изумлялась - насколько же у некоторых людей руки из нужного места и насколько куклы всегда похожи на своих создательниц.
Вот прямо тепло и здорово